Блог О пользователеjekkisatir

Регистрация

Календарь

  Март 2010  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

На странице

  • Глава 16.

      Под осторожными движениями длинных белых пальцев Малфоя фиолетовое облачко платья соскользнула к ногам Джинни. Драко на миг замер, любуясь нежной алебастровой кожей и идеальными округлостями грудей. Он уложил девушку в шелковые простыни огромной кровати, украшенной резными столбиками. Поцелуи, которыми он покрывал её тело заставляли её дышать чаще, но когда Драко начал снимать её розовые трусики, девушка воспротивилась.

      - Подожди, не нужно. Я пока не хочу. — Всхлипывая, прошептала она.
      - О, конечно ты хочешь. Не обманывай хотя бы себя. — И он скорчил надменную физиономию, выражая всем своим видом, что такого, как он нельзя не хотеть. Девушка сначала опешила от такой наглости, но вскоре поняла, что он шутит, и захихикала.
      - Если ты не готова мы не будем. — Драко отодвинулся, ложась боком и оперевшись на локоть. Он начал поглаживать животик девочки, вопросительно глядя в её небесно голубые глаза.
      - Нет, всё нормально. Я больше не боюсь. — Решилась она, наконец.
      Второго приглашения не потребовалось, парень и так сдерживался из последних сил. Милая маленькая принцесса возбуждала его сильнее всех его прежних девушек вместе взятых. Её невинные поцелуи в ответ и поглаживания по спине, когда он коршуном навис над ней, были так восхитительно прекрасны. Он буд-то пил из самого сладкого источника рая, и каждый новый глоток вызывал еще более неутолимую жажду. Попроси она остановится, он бы уже не смог.
      Оба уже лежали без одежды, Драко беззвучно применил заклинание-контацептор и скинул одеяло на пол. Джинни почувствовала, что замерзает, но не решилась сказать. Задумываться о правильности решения было поздно. Она понимала, что сама дала повод парню не воспринимать её в серьёз. Ну что ж, теперь оставалось только выдержать это испытание, и ритуал соединения будет окончен. Она обретёт долгожданную свободу от противоестественного тяжения к Драко. А ему не впервые заниматься сексом с девушкой без любви.

      Она попыталась почувствовать хоть что-то приятное, но с тех пор, как последняя деталь одеяния была брошена на пол, Джинни была способна ощущать только страх и холод. В то время как Драко был уже на пределе. Он раздвинул плотно сомкнутые ноги и погладил нежную кожу, подвигаясь ближе. Драко приподнялся и лёг на Джинни, упираясь в сопротивляющуюся плоть. Наткнувшись на этот барьер невинности, парень наклонился, целуя девушку в губы, чтоб сдержать крик, который вызовет боль. Так ему казалось правильным, но прежде он никогда не имел дел с девственницами. Она не закричала, просто громко вдохнула, удивлённо распахнув глаза-аметисты, в которых блестели блики единственной зажженной в комнате свечи. Испугавшись, он попытался выйти из неё, но не смог. Просто не смог. Она была такой тесной и маленькой.

      Боль была предвиденной и не такой уж сильной. В течении месяцев Джинни страдала от физической и моральной боли, которая в десятки раз превосходила эту. Резкий удар, рана а затем просто жжение. Когда Драко сильнее надвил, пытаясь проникнуть внутрь, жжение усилилось. Слёзы навернулись на глаза Джинни от сознания, что это Драко сознательно причиняет ей такое. Блондин стал осыпать её поцелуями, руки скользили по телу, ласкали, гладили. Джинни закусила губу и старалась сдерживать готовые пролиться ручейки слёз. Теперь Драко, казалось, забыл о ней, судорожными телодвижениями проникая всё глубже и глубже. «Когда же это кончится» - думала девушка, из последних сил терпя это мерзкое действо. Драко же напротив всё сильней распалялся от сознания, что он первый, кто коснулся этой огненногривой феи, такой чистой и невинной. Бушующее пламя достигло такого накала, что он не выдержал и излился в неё, уверенный, что она ощущает такое же блаженство.

      - Ты как? Извини, что сделал тебе больно. Обещаю, в следующий раз такого не будет. Спасибо тебе. — Драко поцеловал Джинни в макушку, и откинулся на подушки. Она не ответила ничего. Не прошло и пяти минут, как он уснул. Джинни поворочалась, беззвучно плача. Когда рыдания перестали сотрясать тело, она прижалась к Драко и тоже уснула, слушая мерный стук его каменного сердца.

      Какого чёрта не задёрнуты эти долбаные шторы? Драко надоело закрывать глаза рукой, и он всё-таки проснулся, с намерением разбить что-нибудь хрупкое и дорогое об стену, а лучше об голову домового эльфа. Но маленькая ручка, обнимавшая его за живот, остановила Драко. Джинни что-то возмущенно пролепетала и притянула юношу немного ближе, сжимая его, буд-то ребёнок плюшевого медвежонка. Невольно залюбовавшись, блондин замер в неудобной позе, и принялся разглядывать представшую его взору картину: Одеяло сползло и прикрывало только бёдра девушки, в то время как её грудь была чудесно видна. Ну, Малфою приходилось прежде видеть и более впечатляющие экземпляры, но рас уж проснулся с этим. Драко готов был поклясться, что различил на её груди несколько веснушек. Вскоре рука затекла, и он пошевелился, девушка неохотно приоткрыла глаза, и сразу зажмурилась — яркий свет.

      - Драко, выключи его. — Сонным голосом пробормотала Джинни.
      - Ты, правда, думаешь, что я на такое способен? - С весёлым любопытством спросил он. 

      - Эм, извини медвежонок. — Натягивая на голову одеяло, девчонка попыталась вернуть сладостную негу испарявшегося сна.

      «Хм, значит всё-таки считает меня игрушкой» - улыбнулся Драко и отправился закрыть шторы, чувствуя себя полным идиотом. Он просто не знал чего делать. Обычно, когда он просыпался после бурной ночи, девушек или уже не было, или они старались сделать ему приятное — поцелуями или там всякими завтраками. Он самозабвенно мерял комнату шагами (благо жилплощадь позволяла развернуться — Малфои не экономили квадратные метры на спальни), когда понял что за ним наблюдают. Уличённая девушка невозмутимо улыбнулась.

      - Мне нужно в душ. — сказала она, заматываясь в его одеяло.
      - Туда — Коротко махнул Драко в направлении белой двери.

      Джинни величественно продефилировала в указанном направлении, волоча за собой одеяльный шлейф. Драко тупо уставился на маленькое пятнышко крови на простыне и зачем-то применил очищающее заклинание, прежде чем вызвать в комнату домового эльфа. Когда Джинни наконец появилась из ванной, комната была приведена в порядок, её одежда лежала на стуле сложенной, а Драко, одетый в светло-бежевыё костюм, сидел на застеленной кровати, скрестив ноги и предлагал ей разделить с ним завтрак.

      - Ты выглядишь нимфой. — Тихо восхитился юноша, наслаждаясь её видом. Капельки покрывали рыжие завившиеся волосы и нежную кремовую шейку, а глаза сияли как-то по особенному. Не было и тени смущения в её лице. Джинни так естественно выглядела, завёрнутая в пушистое полотенце. Соблазнительные изгибы фигуры притягивали взгляд. Счастливая вейла просто сияла, но Драко не верно понял причину этого счастья. Он то считал себя героем-любовником, способным расшевелить даже бревно, каким и являлась стеснительная девочка прежде. А теперь вейла расцвела, и это исключительно его заслуга. Джинни отказалась от тостов и сока, зато съела почти всю клубнику.

      - Ты в курсе, что во сне принимала меня за плюшевую игрушку, кажется медвежонка?

      - Не может быть! - Рыжая девченка заливалась звонким смехом, подобного которому, кажется, стены Малфой-минора еще не слыхивали. — Если честно, я всегда хотела большую мягкую игрушку, чтоб засыпать с ней. Ну, понимаешь, иногда хочется кого-то обнять. На день рожденья я просила, чтоб мне такую подарили. Но у нас не было денег. — Джинни немного смутилась от этой откровенности, хоть и пон6имала, что Драко давно знает о положении в её семье. — И мне подарили маленькую игрушку, совсем не такую как я хотела. Это конечно мелочи. Но теперь я как-то с меньшим воодушевлением жду праздников. Ты теперь будешь надо мной смеяться, да? - она уже жалела, что открылась ему.

      Сердце Драко защемило от жалости. Этот милый ребёнок никогда не получал новых вещей и желаемых подарков на день рожденья. А теперь милая его сердцу девочка еще и боится быть с ним откровенной. И только он один виноват в том, что она о нём плохо думает. Пытаясь придать своему голосу нормальное звучание, он заверил:

      - Нет, я никогда не буду над тобой смеяться. Отныне только вместе с тобой.

      - Мне нужно уже уходить. Мама будет волноваться. — Вдруг опомнилась Джинни, осознавая, что никак не успевает вернуться незаметно. Она лихорадочно стала одеваться, на глазах у Малфоя скинув полотенце.

      - Не волнуйся, хочешь, я им всё объясню?

      - Думаю тебе лучше пока не появляться на глаза моим братьям. Они очень вспыльчивые. — Предупредила девочка, прыгая на одной ноге, чтоб лучше натянуть носок.  - Ладно, как скажешь. Но я пока не смогу появляться, мама хочет меня увезти во Францию. Там я всё время буду на виду.

      - Значит увидимся в школе.

      Драко пытался понять, почему она так легко восприняла известие о его отсутствии. Может, просто волновалась из-за предстоящего объяснения с родителями?

      - Мне нужно будет поговорить с тобой, очень серьёзно. Но сейчас у меня совсем не остаётся времени. Ой, что будет! - воскликнула девочка, пытаясь прогнать недостойный страх перед ожидавшими её разборками и поучениями.

      Драко поцеловал её, пытаясь успокоить, как он сказал себе. Да, успокоить. Но оторваться от её губ было выше его сил. Какая она сладкая, дурманящая, свежая. Нет, не прерывай эту волшебную пытку. Он потянулся за её губами, когда она отстранилась, но девушка была неумолима.

      - Мне пора. — Мягко сказала она, и ему ничего не оставалось, кроме как открыть для неё специальный канал каминной телепортации.
     
  •  Глава 15

      - Мои родители собираются устра…
      - Не хочу ничего знать о твоих родителях или родственниках. — Перебил её не понятно с чего разозлившийся Малфой
      - Ну, извини, - обиделась Джинни. — Я просто хотела пригласить тебя на семейный ужин, потому что в моём понимании Рождество семейный праздник. И мне стало тебя жалко, потому что ты встречал его один. Но я как-то за всей этой мишурой — платьем, оркестром, балом — забыла, что ты Малфой. А вам не нужна чья-то жалость. И вам не нужна чужая семья, даже своя похоже не очень-то нужна. — Выпалила она, но почти сразу пожалела о своей горячности.
      - Ты…- Драко отвёл взгляд. — Ты не так поняла. Я просто очень скучаю по родителям. Но папа в Азкабане, может его уже с ума свели дементоры. Я не знаю, выберется ли он живым оттуда. А мама сейчас со своей сестрой во Франции. А, учитывая, что её сестра Беллатриса Лейнстрейдж, я волнуюсь, что с ней может что-то случиться. Ты, наверное, не знаешь, но тётя Белла всегда старается находиться поближе к Воландеморту. И он, скорее всего, сейчас там, рядом с мамой. — Путано закончил он. 

      - Сыграй мне. — Попросила Джинни, указывая на роскошный музыкальный инструмент стоявший и у северной стены зала. И когда длинные аристократичные пальцы заметались между клавиш, исторгая из старинного органа звуки небесной красоты, Джинни замерла. Эти звуки захватывали дух, ничего подобного она прежде не слышала. Сначала, увидев инструмент, она решила, что это фортепиано, просто напыженное и расфуфыренное, как и всё у Малфоев.

      Светлая челка Драко, обычно зачёсанная назад, сейчас упала на лоб и он небрежным взмахом головы, откинул ей с лица. Его губы были сжаты от напряжения, было видно, что всё его внимание поглощено игрой. Джинни заворожено смотрела на парня, и в этот миг он был невероятно прекрасен. Как мечущийся в клетке дикий зверь, как порхающая в саду бабочка, как ловец, поймавший в красивом пике снитч. Только еще лучше! Она уже не обижалась на парня, за то, что он так отозвался о её родителях. Джинни могла быть горячей на словах, она могла ударить, когда оскорбляли её друзей, но у неё было доброе сердце. И она понимала, когда слова вызваны болью и горечью. Драко сделал для неё так много, как никто из парней никогда не делал. Хотя он ей ничего не должен. Он её даже не любил. Просто он был прекрасным человеком, как внешне, так и внутренне. Но жизнь с родителями полными предрассудков наложила на него свой отпечаток. «А вот Гарри выпала судьба ещё тяжелее, но он ведь не стал относиться ко всем людям, как к сброду, недостойному валятся у него в ногах.» - пронеслось в голове у вейлы, но эту мысль она отогнала. Сейчас ей не хотелось думать о её прежнем кумире Гарри Поттере. Ей просто хотелось наслаждаться этим мигом, этой музыкой и этим достойным парнем, в которого она, кажется, начинала влюбляться по настоящему.

      Нет, что это. Конечно же, она не влюбится. Это просто притяжение вейлы к партнёру. Именно поэтому ёй так хочется погладить его волосы, и прикасаться губами к его коже.  Всё произошедшее в этот вечер заставило её задуматься о ритуале соединения. Прежде она вообще не думала о такой возможности, во-первых, из-за натянутых отношений, которые между ними были. А во-вторых, ей самой было противно от самой мысли о сексе между ней и Малфоем, после стольких лет вражды и их последнего «свидания» в выручай-комнате. Но этот вечер буд-то перечеркнул всё плохое. И теперь она видела перед собой только симпатичного парня, который старается облегчить её мучения. Мысль о том, что бы лечь с ним в одну постель уже не была такой отвратительной и невероятной.  «Но как тогда сказать об этом ему? Нет, наверное, он не захочет, а я только опозорюсь. Да и кто меня может захотеть? Ну что за жизнь? То пол жизни сохла за неприступным Гарри Поттером, а когда он обратил на меня внимание, засыхаю без Малфоя. Проклятое наследие вейл. И тут мне не повезло, все книги утверждают, что вейлы сногсшибательные красотки, но, глядя в зеркало я вынуждена усомнится в правдивости авторов. Хотя, наверное, просто мне даже кровь вейл не поможет выглядеть сексуально.» - Приуныла Джинни.
      - Тебе скучно?
      - Нет. Ты великолепно играешь. Просто я задумалась, захочешь ли ты со мной заняться любовью. — Ляпнула Джинни, и тут же закрыла рот руками, чтоб не сказать еще что-нибудь такое же глупое. Хотя ситуацию уже хуже не сделаешь. — То есть… Я хотела сказать… Спасибо за волшебный вечер, я пожалуй пойду. Поздно уже. — И она побежала из зала, громко шлёпая босыми ногами по холодным мраморным плитам.
      - Стой, Джинни. — Малфой бросился догонять её.
      - А ты быстро бегаешь. — Запыхавшись, заметил Драко, на лице которого появился нежный румянец. Возможно от бега, а возможно из-за девушки, которую он держал в руках.
      - Но не быстрее тебя. — Шутливо расстроилась Джинни, зажатая между колонной и Драко Малфоем.
      - Такой стеснительной Золушке понадобится расторопный принц.
      - У меня ноги замёрзли. Где комната, в которой я переодевалась? А то у вас тут, если потеряешься, будешь год блуждать.
      - А в следующий раз подумай об этом, прежде чем убегать. — Драко подхватил девушку на руки и понёс на верх, удивляясь, какая она легкая. И как нежно обняла его, причинившего ей, вольно и невольно, столько страданий.
       «В следующий раз лучше подумаю, прежде чем что-то говорить — Решила Джинни. — И почему я вовремя не догадалась перевести всё в шутку? Но тогда бы не было этого момента, и он не нёс бы меня на руках. Так приятно.»
  • Глава 14.



      Когда Джинни вплыла в зал в фиолетовом бальном платье, которое он для неё купил, Малфой понял, что был глупцом. Нет, не потому что не замечал прежде её красоты, а просто потому, что всё это затеял. Девочке явно было неуютно в непривычном наряде. А еще он забыл про туфли. Она вышла из дома в тапочках, но теперь была и вовсе босиком. Уловив его растерянный взгляд на своих ногах, Джинни невозмутимо улыбнулась:

      - У меня не было подходящей обуви, поэтому я пришла так. Но ведь больше никого не будет? А тебя я не стесняюсь. — С вызовом закончила она.
      - Да, этот вечер только для тебя. Ты очаровательна. — Заверил Драко.
      - Врёшь и не краснеешь. — Шутливо возмутилась девочка.
      - А чего ты от меня ожидала? Мы Малфои умеем быть обворожительными, какой бы лжи это нам не стоило.
      - Ну, такого я точно не ожидала. — Джинни с восторгом обвела взглядом роскошный зал, богато украшенный всевозможными скульптурами, лепниной, позолотой. А живое тепло свечей в умопомрачительной композиции хрустальных люстр создавало атмосферу таинственности и романтики.
      - Ты меня боялась? - пытаясь преодолеть комок в горле, спросил Драко. От этого откровения ему внезапно стало плохо. Он стал таким же белым, как его строгий костюм с воротником под горло.
      - Нет, что ты. - соврала Джинни, заметив его бледность. — Просто этого не может со мной произойти. Ну, ты же понимаешь? Я действительно чувствую себя Золушкой.
      - Милая леди, можно мне быть вашей крёстной феей? И не дождавшись ответа, он включил старый патефон. Очень осторожно, чтоб не сломать реликвию. Неожиданно для Джинни в зале стали появляться музыканты. Огромный оркестр, который бы наверно не поместился бы во всем доме Джинни, в этом зале выглядел вполне гармонично, оставляя достаточно места для целой толпы гостей. С первых звуков, мелодия зачаровывала. Драко с поклоном подал руку Джинни и она восхвалила небеса за то, что в школе преподавали танцы перед тремудрый турниром. Естественно об особой изящности движений говорить не приходилось, но, по крайней мере, она не наступала партнёру на ноги.

      Если вы когда-нибудь кружились в вальсе с таким обворожительным партнёром, вы поймёте, что почувствовала Джинни. Восторг парящей птицы делал её смех похожим на перезвон колокольчиков.

      - Нет, подожди, я устала. — Попросила Джинни, отходя к диванчику, оббитому бело-золотым атласом. Позолоченные подлокотники были выполнены в форме переплетённых цветов. Музыка стала тише. Драко наполнил два бокала шампанским и предложил тост:
      - За очаровательную принцессу, покорившую этот бальный зал.
      Джинни поудобней устроилась на диване, подогнув ноги под себя и расправила складки на платье: - Да, я была великолепна и затмила всех присутствующих дам. — Смеялась она, пригубив из своего бокала.
      - Тут просто очаровательно. Наверно твои родители часто давали здесь балы для своих знакомых.
      - Да, когда я был маленьким, и тут проходил бал, мама укладывала меня спать пораньше. Приходила в мою спальню и целовала на ночь. Я, конечно, притворялся, что сплю, а потом выходил вон на ту лестницу подсмотреть. — Малфой указал на верх лестницы. — Тут было много пар в красивых нарядах. Но мама всегда умела затмить их. Она была настоящей королевой. Теперь… Теперь всё не так. У неё появились морщины. Честно, я почему-то думал, что она никогда не постареет.

      - Не грусти, Драко. Она наверно очень хорошая. И ей повезло, что у неё есть ты. 

      - Ну, это спорный вопрос. — Усмехнулся парень. — Еще бокал, за Рождество?
      - Ой, я совсем забыла! Твой подарок!
      - Ты для меня что-то приготовила, Уизли? - Удивился он. 

      - Не радуйся слишком. Тебе еще может не понравиться. — Крикнула девочка, выбегая из зала.
      - Вот. — Протянула она разноцветный свёрток, из которого Драко вытащил голубой шарф, с вышитыми на нём серебряными нитками инициалами Д. М. Он вспомнил письма, которые отправлял Джинни, подписанные так же и смутился.
      - Ну вот, я же говорила, тебе не понравилось. — Расстроилась она.
      - Нет, мне очень приятно, правда. — Тепло улыбнулся парень. — А почему ты выбрала такой подарок?
      - Моя мама всегда на праздники вязала нам с братьями свитера. Но я пока не умею, это довольно сложно. А еще я заметила, что ты не носишь свой шарф, когда выбираешься в Хогсмид, и подумала, что это из-за цвета. Ты любишь, чтоб одежда тебе шла, а зелёный цвет не очень идёт к твоему цвету волос. Думаю, голубой будет лучше. Не хочу, чтоб ты болел.
      - Ты права на счет цвета. Я обязательно буду его носить. Спасибо, что заботишься.
      Оба замолчали, ощущая неестественность ситуации.
      - Я так привыкла тебя ненавидеть, что не могу поверить в происходящее.
      - А ты знаешь, ведь мы родственники? - Почему-то вспомнил Драко. — Ты моя троюродная сестрёнка. Я на днях воспользовался тем, что дома никого нет (ну кроме домовых эльфов) и просмотрел архивы.
      - Да, я давно знаю об этом, братик. — Усмехнулась Джинни. — Рон когда узнал о нашем родстве, поперхнулся шоколадной лягушкой. Я всё-таки не могу понять, ведь пожиратели смерти и авроры учились часто в одно и то же время, неплохо друг дуга знали. Как они убивают? Нет, ну понятно может быть вражда и всё такое, но когда столько времени провели бок о бок, не ужели рука поднимается?
      - Думаю, просто так никто никого не убивает. Пожиратели смерти убивают за идею. Идея существует давно, но чтоб она жила нужен могущественный лидер. Таким лидером стал Сама Знаешь Кто. Он сумел вдохновить и люди за ним пошли, многие так и воюют, убивая своих друзей и родственников. Для меня это тяжелая тема, давай наверно её больше не будем затрагивать сегодня. Кстати, твой брат бы меня с удовольствием укокошил, будь у него такая возможность.
      - Нет, что ты, он не такой кровожадный. Просто избил бы тебя до полусмерти. — Засмеялась Джинни, глядя, как Малфой нахохлился.
      - Пусть попробует.
  • Глава 13.



      В сочельник за столом собралась вся семья Уизли и самые близкие друзья. Гостиную украшала Джинни и все стены были обвиты диковинными цветами так, что казалось, буд-то празднуют в квадратном тропическом раю. В качестве культурной программы из радиоприёмника вырывалось пение Селестрины, под песни которой Артур и Молли танцевали в молодости. Джинни заметила, что Флер просто корёжит от каждой ноты, и вспомнила их недавний разговор. В нём Флер упоминала об улучшении музыкального вкуса. Джинни сочувственно взглянула на измученную блондинку. «Интересно, почему у меня не проявляются эти признаки? Может кардинальные изменения происходят только после слияния?» - думала Джинни. Потом её мысли плавно перетекли в обдумывание ситуации с Малфоем — решит ли проблему притяжения к партнёру этот ритуал?
      После той прогулки прошла неделя. Драко больше не появлялся, и девочке всё трудней было верить, что всё произошедшее — не сон. Как последний оплот разума она сжимала в кармане мобильный телефон. Его гладкая округлая поверхность приятно холодила руку. Молли заставила её съесть индейку и немного салата, заявляя, что фрукты это не еда. С обречённым видом Джинни ковырялась в тарелке, привкус песка как-то не пробуждает аппетит. Время от времени она поглядывала на камин, всё еще надеясь увидеть там наглое лицо, озарённое непривычной приветливой улыбкой. Внезапно её буд-то пронзило током, слово «Малфой» прозвучало в тихом разговоре Римуса и Гарри. Джинни стала прислушиваться. А, их вечные разборки! Когда уже они наиграются? Как дети просто.


      Римус не уходил, хотя почти все уже пошли спать. Наконец, он распрощался с Гарри и Артуром и ушел. Джинни хотела посидеть в пустой гостиной, всё еще надеясь, что Драко появится. Молли спустилась и приказала ей идти спать. Чёрт, родители порой бывают такими обременительными.


      Джинни зашла в свою комнату и, не зажигая свет, легла в кровать в дневной одежде. Вдруг тишину разрезал пронзительный гудок, в кармане что-то заворочалось. Джинни от страха подпрыгнула. Раскрыв светящийся мобильный телефон, она лихорадочно стала нажимать на все кнопки. Из динамиков послышался голос Малфоя.


      - Привет. Джинни, ты меня слышишь.
      - Да. — прошептала она в ответ. — Я не могу громко говорить, извини. Что-то случилось?
      - Нет, все в порядке. Просто… Я не мог уснуть. — несмело говорил Драко.
      Джинни была так обрадовалась эти словам, буд-то весь мир положили у её ногам. Но к чему ей весь мир? Если бы каким-то невообразимым волшебством, они с партнёром нашли общий язык, то все остальные проблемы казались бы мелочными.
      - Я тебя не разбудил? - заботливо и немного виновато спросил парень.
      - Нет, всё в порядке. Мы только закончили праздновать.
      - Ясно.  Джинни не могла найти тему для разговора и просто предложила:
      - Хочешь я спою тебе колыбельную?
      - Ну, да. - Ответил Малфой с сомнением. На его памяти никто колыбельных ему не пел, разве что мама в глубоком детстве. Он позвонил, чтоб просто услышать голос девочки, потому что почувствовал себя одиноким. Тихий нежный голос врывался в хрустальный покой Малфой-минора.

      Зачем я это предложила? - сокрушалась Джинни. Но придётся петь. Девочка почувствовала, как страх обнимает её тягучими холодными щупальцами, и голос не слушается.

      «Мотыльки крылами снежными
      Бьются в плен твоего окна.
      Я укрою руками нежными,
      И дождусь приближения сна

      У камина пригрелся котенок,
      Крыши снегом укутала ночь.
      Я укутаю в нежность пелёнок,
      Прогоню все печали прочь.

      Буду стражем твоей колыбели,
      Сохраню чудеса твоих снов,
      Буду я твоим менестрелем,
      Песнями из созвездий и слов»

      Драко стало так уютно и тепло от её нежного голоса. Он не был каким-то особенно красивым, но еще никогда девушка не пела для него.

      - Ты спишь? - тихонько спросила Джинни.

      Драко не спал, но ничего не ответил. Он просто молчал, прислушиваясь к дыханию девочки. И показалось, что это — самый дорогой трепетный миг в его жизни, который хотелось сохранить навсегда в памяти. Он слишком боялся испортить его словами. Поэтому просто молчал.

      - Спокойной ночи, Драко. — прошептала девочка и закрыла телефон-раскладушку.
      - Спокойной ночи, Джинни. — сказал Драко в огромной пустой спальне, зная, что никто его не услышит.

      Утром он опять позвонил: «Я приду за тобой в полночь, Золушка. Буду ждать в вашем саду. Предупреди, что вернёшься утром» - и Драко положил трубку, не оставив ей времени для отказа. Подарки открывались с полным безразличием, потому душа была занята переживаниями о предстоящем вечере. На миг проскользнула мысль, что это может быть опасно. Всё-таки это Малфой, он гад, мало ли что ему в голову взбредёт. Но Джинни успокаивала себя тем, что она — более умелая и сильная волшебница, с учётом своих новых сил.

      Когда оставалось пол часа до назначенного времени, в дом Уизли постучались неожиданные гости. Министр магии — почётный гость для такой скромной семьи. Было довольно странно видеть, что на рождество он появился здесь вместе с Перси. Но вскоре эта странность разрешилась. Конечно, он прибыл сюда ради знаменитого Гарри Поттера. Министр Скримджер и Поттер отправились осуждать что-то в сад. Перси, которого, похоже, притащили сюда против его воли, молчаливо сидел в углу, даже не пытаясь замять неловкость. Фред, Джордж и Рон яростно сопели, с ненавистью глядя на брата, который заставил маму страдать. А Джинни его, пожалуй, даже жалела. Она знала, что такое влияние Воландеморта не понаслышке. И порой, чтоб справится с ним, нужно недюжинную силу воли, которая имеется не у всех. Да, Перси, конечно, не общался лично с Томом Редлом, но всё министерство было в то время под его незримой властью. А Воландеморт умеет играть на слабостях людей. Слабостью Перси было желание власти и процветания. Он устал от нищеты и презрения. И Джинни его прекрасно понимала, в отличие от братьев. Но вот уже и бой часов, а Гарри и Скримджер всё еще в саду. Джинни хотела перед выходом к Малфою попросить Гарри об одолжении, но получить к нему доступ пока не представлялось возможности. Пришлось использовать для этой цели Флер. Отозвав девушку в сторону, Джинни сказала:


      - Мне сейчас нужно уйти. Очень нужно. Если я не вернусь до того, как родители меня хватятся, пожалуйста, передай им, что со мной всё хорошо, что я ушла утром и что не нужно меня искать. А если не вернусь до вечера, то скажешь что я у моего партнёра.  - Можешь на меня положиться. — Доверительно ответила Флер. — Но ты уверенна, что будешь с ним в безопасности?


      - Я ни в чем уже не уверенна. Пока. — Джинни, сама не веря в то, что делает, поцеловала блондинку в щечку и выскользнула за дверь. К счастью, Гарри и министр были так увлечены разговором, что не увидели, как девочка пересекла сад.
  •   Глава 12.


      - Драко чёрт возьми, что ты творишь? Мы же говорили об этом, и ты обещал, что сможешь уберечь девчонку от неприятностей, и не подставится перед Дамблдором? Чем ты вообще занимаешься? Почему провалилась попытка с ожерельем?

      - Я же тебе рассказал, любопытная варвара сунула нос в свёрток прежде чем отдать директору. А Уизли сама меня избегает, что я, преследовать её буду?

      - Драко, не зли меня. — Яростно втягивая воздух тонкими крыльями носа, Нарцисса вцепилась пальцами в ручки кресла, будто пыталась их задушить. — Ты очаруешь девчонку и сделаешь так, чтоб она больше не падала в обмороки. Ты будешь перед Дамблдором хорошим мальчиком, и он не станет подозревать тебя, пока не наступит решающий момент. А тогда уж ему придет конец, и можешь хоть собственноручно прибить эту рыжую осквернительницу чистокровных.

      - ОЧАРОВАТЬ? Я её должен очаровать? Но я не хочу.

      - Не нам распоряжаться своей жизнью. Твой отец втравил нас во всё это. И теперь мы просто должны выпутаться. Я не хочу умирать из-за одной растреклятой вейлы.

      - Гарри иди спать. — Джинни раздраженно отодвинулась от парня, пытавшегося её поцеловать, когда она отказалась есть печенье из его рук.
      - Почему ты так жестока?

      - Да потому, что когда ты по-настоящему влюбишься в другую, то пожалеешь, что поддался чарам вейлы, и будешь проклинать меня.

      - Почему ты думаешь, что я не люблю тебя?


      - А вспомни, как ты относился ко мне до того, как я приняла наследие. Я была для тебя всего лишь другом, и то не самым близким.


      Гарри подумал, что Джинни права, и он действительно не был влюблён в неё прежде. Но всё равно не мог поверить, что его нынешние чувства ненастоящие. Поняв, что всё равно ничего ей не докажет он ушел к Рону в комнату, чтоб сыграть еще одну партию в шахматы.

      Джинни продолжила мыть посуду после ужина, которую поручила мама. Это было наказание за сегодняшний скандал. Но ей было плевать на всё, она готова была вылизать весь дом, лишь бы не думать о мерзком блондине с холодными серыми глазами. Как же вырвать его из головы? Девушка вытерла слёзы рукавом.

      Из гостиной донесся подозрительный шорох, но она продолжала мыть посуду, предполагая, что это кто-то из братьев.

      - Джинни, не подаришь мне один вечер? - спросил Драко, живописно присыпанный порохом из камина.

      - Как ты сюда попал? Родители на ночь блокируют камин. — Девочка так удивилась, что забыла о ненависти к парню. Он был рядом, и если протянуть руку, можно дотронуться и боль сразу пройдёт. Она даже приблизила руку к нему, но ту же отдёрнула. Руки были красными от холодной воды, с закатанными по локоть рукавами. Девочке стало стыдно за бедную одежду и убогую обстановку. Но потом она вспомнила, какой Малфой козёл. И гордо вздёрнула носик. Пусть её семья и не так богата, по крайней мере, они достойные люди. В отличие от отца Драко — Люциуса Малфоя, пожирателя смерти.

      - У меня крупные связи, я использовал министерский канал, а он, как ты знаешь, работает всегда. — Драко говорил заносчиво, буд-то забыл, зачем явился. Потом опомнился и добавил. — Ты так мило выглядишь в этом фартушке, как Золушка из сказки.  Джинни не знала, что и думать, но когда Малфой взял её за руку и сказал: «Ладно, снимай его, и пошли прогуляемся, я знаю неплохой ресторанчик», она просто растаяла от прикосновения, которого ждала неделями её вейло-сущность.

      - Где мы? - спросила Джинни, оглядывая полные света и тепла улицы.

      - Америка, Калифорнийское побережье.

      - Тогда ясно, почему сейчас не ночь. — улыбнулась девушка. — Куда пойдём.

      - Куда пожелает леди. — Любезно ответил Драко, обнимая её за плечи.

      - Хочу погулять среди магглов. — Предложила девушка, зная, как Малфои относятся к людям без магического дара, и стремясь вывести его на чистую воду.
      - Тогда нам сюда, - показал блондин на один из двориков. Пройдя через него, они увидели толпу людей спешащих по своим делам. В калифорнии было 9 утра, некоторые еще шли на работу, некоторые занимались пробежкой возле пляжа. Зима обходила эти земли стороной, 24 градуса по Цельсию — это английские лето. Гуляя по паркам и болтая о всякой ерунде, они удивлялись, как можно было оставаться врагами столько лет. В мире магглов всё казалось до предела реальным. И солнце, и тепло, и только зарождающиеся дружеские отношения. Драко нёс кофту Джинни, в которой не было потребности в такой тёплый день. Он поглядывал по сторонам, чувствуя себя в этом мире магглов, как на экскурсии в зоопарке. Он хотел извиниться, потому что видел, какой хорошей девочкой она была. Ну, пусть, она считает этих магглов людьми, ну у всех девушек бывают причуды. А с Поттером может, дружила только ради брата. Ему хотелось, чтоб она простила его. Но сказать «Извини, пожалуйста, Джинни, что я заставил тебя отсосать у меня» было бы как-то тупо. Поэтому он просто шел рядом, слушая её болтовню о красивых цветочках, которые она научилась выращивать магией вейл и замечательных платьях, увиденных в витрине маггловского магазина. И ему это нравилось. Пусть он и убеждал себя, что идёт на сближение ради того, чтоб спасти семью и убить Дамблдора. Но ведь никто не заставлял его держать её тонкую руку и поглаживать с такой нежностью. Как никто не заставлял вдыхать сладкий волнующий запах, прижимая поближе кофту девушки, когда делал вид, буд-то просто поправляет её. Но видимо он делал это слишком часто, и Джинни предложила забрать одежду, решив, что ему неудобно. Он отдал кофту, стараясь выглядеть безразлично, но чувствовал, будто у него вырывают сердце из груди.

      - А что за наказание придумал для тебя Филч? - спросила Джинни, чувствуя себя немного виноватой.

      - О, он был не очень суров в этот раз. Я просто должен был потратить выходной на ношение тяжелой сумки с ключками (это такие железные палки) по газону. Он играет в гольф с профессором Сентином, ты знала, что они друзья? Так вот, Захария Смит помогал Сентину, а я Филчу. Мне показалось, что Смит колдовал и за счет этого Сентин выиграл. Сентин конечно сделал вид, что ничего не замечает, а Филч не понял. Он же сквиб. Почему ты смеёшься?

      - Захария боялся, что его изнасилуют ключками. Он всерьёз боялся потерять девственность в руках профессора Сентина. — И они оба засмеялись.

      - Да, забавно получилось. — отсмеявшись, заметил Драко.
      - Он даже просил меня помочь ему с одним заклинанием, чтоб спасти свою честь.

      - Ты ему помогла? - почему-то приревновав, спросил Малфой и пнул камень, весьма болезненно.

       - Ну да, он мне теперь должен. А почему ты выбрал именно это место? - опускаясь на горячий камень, спросила Джинни.

      - Подумал, что тебе понравится море. Кстати, хочешь искупаться?

      - Нет. — Улыбнулась Джинни. — Может как-нибудь в другой раз. А ты не будешь плавать?

      - Ну, окунусь разок. — Он быстро сбросил одежду и прыгнул в воду. Несколько минут Джинни видела только его золотистые волосы и тёмные пятна от жаркого солнца перед глазами, но не переставала смотреть. Потом он вышел, немного замёрзший, и девушка высушила его волосы и трусы одним движением. Малфой благодарно кивнул и спросил, одеваясь:

      - Я как-то не поинтересовался, может ты предпочитаешь Париж? Тогда в следущий раз отправимся туда.
      «Следущий раз» - от этих слов сердце Джинни радостно подпрыгнуло. Стерев блаженную улыбку с губ, вейла ответила:
      - Нет, Париж меня не привлекает. Не понимаю, чего все находят в этой железке — Эйфелевой башне.

      - Ты права, Париж прекрасен весной. Думаю тебе уже пора возвращаться. — Сказал Малфой, и девочка готова была поклясться, что различила в его голосе нотку грусти.
      - Хорошо, веди к камину, а то я уже запуталась, откуда мы пришли.
      - На прощание и на память об этом дне я хочу подарить тебе эту вещицу. Её придумали магглы. Так мы сможем связываться. Я зачаровал его так, что ты сможешь позвонить мне где бы не была. — Драко протянул ей голубенький мобильник-раскладушку. — Под цвет твоих глаз. — Тихо добавил он. 


      - Спасибо. — прошептала девочка, удивлённая его словами.
      - Ты могла бы отблагодарить меня поцелуем.

      При этих словах девочку охватил смутный необъяснимый страх. Но она положила руки ему на плечи и приподнялась на носочках, чтоб дотянутся до его губ. Какой он высокий, по сравнению с ней. Поцелуй длился одно короткое мгновение, но у обоих закружилась голова. Драко перенёс их к камину и, бросив горстку магического порошка, прошептал адрес девушки. А потом отправился к себе.

      Джинни держалась одной рукой за камин, в другой сжимала его подарок. Что это за вещица? Нужно будет расспросить Гермиону, она разбирается в маггловских штучках. Оглядевшись, девушка не могла поверить, что всё это произошло на самом деле. Но лучше бы эта унылая серая реальность была сном, а тот тёплый день был правдой. Он сказал «под цвет твоих глаз» таким тёплым мягким голосом. Джинни села в кресло и принялась с наслаждением вспоминать подробности прогулки, впервые за долгое время, уснув с улыбкой на губах.

      Драко вертелся в кровати не в силах уснуть, наконец он решил пойти на поводу у желаний. И вот закатное солнце Калифорнии склоняется за горизонт, белый песок забивается в туфли, а теплый морской бриз ласкает лицо. Заметив яркое пятно, Драко поспешил к нему. Джинни забыла свою кофту на берегу. Если он отдаст её, то выдаст себя, то, что возвращался сюда, вспоминать их прогулку. Но была еще одна причина оставить у себя эту вещь. Блондин прижал к себе кофту, вдыхая сладкий запах рыжей девчонки.

      Молли, зевая, спустилась по лестнице, просыпаться на рассвете вошло в привычку. Кормить семью завтраками, обедами и ужинами даже в магическом мире было не так уж просто. Заметив недомытую посуду, полноватая женщина направилась в спальню дочери, чтоб провести с ней воспитательную беседу. Но тут боковым зрением она увидела свою малышку спящей в кресле. Худые ручки трогательно торчали из свободной футболки, покрытые бронзовым загаром. «Когда она успела загореть?» - задумалась Молли, заботливо укутывая Джинни пледом.

      «Дорогой дневник, я не могу поверить, что так быстро простила его за то, что он заставил меня сделать. Всего пару улыбок и один поцелуй и я готова простить ему все на свете. Что это? Глупость вейлы или настоящая любовь? Флер говорила, что привязанность к партнеру и есть любовь. Но как? Я ничего не понимаю, но мне нравится это чувство тепла в груди. Будто радость от всех-всех подарков за все мои дни рожденья и рождество собрали вместе и заключили в его серый взгляд. Я схожу с ума? Я уже несколько раз в разговоре с Гарри путала его имя. Он очень обиделся, когда я назвала его Драко. Мне неудобно. Но я не хочу, чтоб это прекращалось. Мне же это не приснилось? Правда?»